Принцессы на горошинах: история модного тренда

Кажется, что они не просто разбросаны по ткани, а радостно скачут по ней, эти аккуратные круглые горошинки, тем самым ненавязчиво напоминая, что недаром английское название этого узора, «polka dot», связано с веселым танцем «полька».

Да, ткань в горошек многие воспринимают как слишком по-детски наивную или же слишком «в стиле ретро». Но, во-первых, ничего плохого ни в том, ни в другом нет, а во-вторых, все гораздо сложнее… И интереснее.

Да и сам горошек отнюдь не так прост.

Прошли те времена, когда он просто, без особых изысков, покрывал пышные юбки и платья, купальники и платки, шарфы и галстуки. Теперь в одном наряде могут сочетаться горошек крупный и мелкий, на плотной ткани и прозрачной; он коварно, подобно горошку душистому и вьющемуся, может проникнуть в самые неожиданные места, в том числе и в зимнюю одежду.

А на модных сейчас силуэтах даже сам «старый добрый» горох тоже будет смотреться весьма современно. Впрочем, он еще довольно молод! Мода на горошек, с одной стороны, возникла куда раньше, чем нам кажется (например, середина XX века, когда этот узор пользовался огромной популярностью), с другой – и не так давно.

Это сейчас он кажется нам радостным и энергичным, а некогда пятнышки в западной культуре ассоциировались с вещами неприятными – пятна на коже от болезней, брызги крови и тому подобное.

Но шли годы, и вот уже дамы добровольно стали украшать лица темными пятнышками, искусственными родинками, так называемыми «мушками», которые были призваны оттенить белизну кожи. А оттуда, как оказалось, было уже и рукой подать до пятнышек на ткани. Так узор «горошек» начал свой путь в моде, пусть этот путь оказался и не более легким, чем у узора «полоска», тоже поначалу ни с чем хорошим не ассоциировавшимся.

В конце XVIII века на смену стилю рококо приходит ампир, кажущийся по сравнению со своим предшественником куда более воздушным и легким.

Светлые тонкие материи, мелкий изящный рисунок – теперь, в эпоху, когда ткани делаются с помощью машин, стало куда проще равномерно распределить рисунок по их поверхности.

Хотя поначалу и без машин могли обойтись.

В середине XVIII века в Швейцарии начали делать материю, название которой так и можно перевести – «швейцарский горошек». Поначалу это был тончайший, полупрозрачный батист в очень мелкую крапинку, и когда в моду вошли платья с завышенной талией, непременно светлые и легкие, та ткань подошла для них как нельзя лучше. С годами «швейцарский горошек» будет меняться, и горошинки могут быть вышитыми, вытканными, сделанными с помощью ворсопечати, одноцветными, разноцветными, словом, разными (так, что ткань можно даже датировать, опираясь на узор!), но общий принцип – тонкая светлая ткань и мелкий горошек – останутся теми же.

И вот одна из героинь Джейн Остен «не засыпала целых десять минут, не зная, какому платью отдать предпочтение – вышитому или в крапинку».

Этот рисунок одобрили и мужчины – даже сам Джордж Браммел, знаменитый денди, задававший тон в мужской моде в первой трети XIX века, нашел горошек достаточно изысканным для того, чтобы включить его в свой гардероб, и носил соответствующие галстуки. Так что герой одного дамского романа, описывающего ту эпоху, будучи франтом, ему явно подражает: «А вокруг шеи был потрясающий галстук из белого муслина в черный горошек». Заметим, что такая расцветка мужских галстуков и поныне является классической – привет «красавчику Браммелу»! Да и другой британский джентльмен, Уинстон Черчилль, тоже будет к ним благосклонен.

Ну а в середине XIX века внезапно слились сразу два мотива, в музыке и в узорах. В 1840-х годах началось и несколько десятилетий продолжалось бурное увлечение полькой. Этот танец беззаботно проскакал, немного изменившись по дороге, из деревни в город, прямо в бальные залы. А те, в ком сильна была деловая жилка, умело извлекали выгоду, подсовывая публике что угодно, главное, названное в честь новомодного увлечения – от аксессуаров до лакомств. Шляпка-полька, пудинг-полька, и вот, наконец, «точка-полька» – так на английском стали называть расцветку «в горошек».

Когда точно возникло подобное название, неизвестно. Одни говорят, что «polka dots» впервые были упомянуты в самом популярном дамском модном журнале «Godey’s Lady’s Book» в 1873 году – речь там шла о старомодном узоре в виде белого горошка, который всегда выглядит мило и аккуратно (там же указывалось, что пятнышки могут быть разного размера, от горошинки до целого дюйма в диаметре).

Другие указывают на «Нью-Йорк Таймс» от 21 сентября 1866, где упоминалась отделка с белыми или черными горошинками.

Как бы там ни было, термин устоялся. Ну а самому горошку, надо полагать, все равно, как его называют!

Платья и юбки, их отделка, даже купальные костюмы – он пробрался всюду. И если теперь нам обычно советуют надевать не более одной вещи с этим узором, то в 1884 году журнал «Harper’s Bazar» предлагал наряд для купания (а они тогда были основательны, закрывая женщину с ног до головы), в котором и сам костюм, и пояс, и шляпка, и даже отделка на панталонах были в горошек!

Да, горошек был не только очарователен, но и нахален…

И разноцветен.

Так, ткань с расцветкой в виде алого мелкого горошка на зеленом фоне получила название «Долли Варден», в честь кокетливой, очаровательной и цветущей юной девицы из романа Диккенса «Барнеби Радж» (ах, умели когда-то давать названия с выдумкой!); а в одном из романов о жизни в английской провинции некая леди едва не делает дерзкий выбор: «И она наклонилась над сиреневым шелком в желтый горошек, а я пододвинула к ней штуку спокойного желтовато-зеленого цвета, который несколько терялся среди этой яркой пестроты».

Горошек оставался в моде почти до конца века, а потом исчез, чтобы вернуться несколько десятилетий спустя, в конце 1920-х. Светлый или белый на темном или ярком фоне или наоборот, темный на светлом, горошек вновь стал популярен. Например, в мае 1929 года модницам предлагали белый костюм, в котором галстучек, юбка и отвороты жакета были в темно-синий горошек.

Фильм «Stand Up and Cheer!» не был первым в карьере маленькой Ширли Темпл, но именно с него начался ее путь к славе кинозвезды.

И тогда, в 1934 году, шестилетняя Ширли появилась на экране в пышнейшем платьице, белом в красный горох, хорошенькая, как куколка. Именно как куколка – ее образ в этом фильме стал настолько популярен, что начали выпускать соответствующих кукол.

Да и тысячи девочек по всей стране мечтали о таком платье.

Кстати, еще в 1928 появился персонаж, который охотно красовался в горошке. И это… Минни-Маус!

Говорят, Уолт Дисней долго раздумывал над тем, во что бы нарядить подругу Микки-Мауса, ведь, например, ткань в клетку рисовать в большом количестве кадров было бы довольно сложно. И тут капля чернил сорвалась с пера и упала на бумагу. Вот так и появилась знаменитая красная юбочка в белый горошек.

Впрочем, горошек с удовольствием носили и взрослые – так, говорят, именно такую ткань зачастую выбирала для своих нарядов первая леди Америки Элеонора Рузвельт.

Горошек стал настолько популярен, что в 1936 году одна дама, дизайнер обуви, подала на другого дизайнера в суд за то, что тот воспользовался узорами в виде горошка (и в виде маргариток), которые она сочла слишком похожими на свои.

Дело она проиграла – ну как запатентуешь горошек?..

В 1940-х ткани с этим узором были уже не столько модными, сколько прочно в этой моде осевшими. Постепенно горошек становится классикой. Как тогда писали, «он хорош издали и вблизи, он подходит любому типу фигуры», «его могут носить все и почти в любой ситуации».

А вот в 1950-ые горошек вновь в моде, причем настолько, что и много лет спустя будет ассоциироваться прежде всего с этим десятилетием. Его носили все, от кинозвезды до домохозяек, он был везде – от купальников до шляп.

Он проник в высокую моду, и великие кутюрье, такие, как Кристиан Диор или Жак Фат, создавали из ткани с этой расцветкой роскошные бальные и вечерние наряды.

Он был полон веселого задора, беззаботности и оптимизма.

И это ощущение плавно перетекло в 1960-е. Горох в костюмах от молодых Руди Гернрайха и Мэри Квант (да-да, той самой, что считается создательницей мини-юбки) ярок, энергичен и смел. Он уж не напоминает милый горошек предыдущих десятилетий, но ведь недаром шестидесятые годы называют «новаторскими»!

А в последующие десятилетия мода начинает в очередной раз оглядываться назад и обнаруживает там помимо прочего все тот же горошек.

Кто только к нему не обращался… Ив Сен-Лоран, Вивьен Вествуд, Каролина Эррера и многие другие. Ведь ткань в горошек так обманчиво проста, что так и тянет сыграть с ней в какую-нибудь очередную модную игру – а вдруг сыграешь и обыграешь так, как никто до тебя?

К нему так и тянет вернуться. Кто-то ищет в горошке прелесть прошлого, а кто-то пытается добиться от него настоящего и даже будущего. Что вы выберете?

Крупный или мелкий? На шарфе или на платье? А если на платье, то каком? Кстати, помните платье, с помощью которого героиня Джулии Робертс в фильме «Красотка» превращается в респектабельную леди? Оно в горошек. Белый на черном? Черный на белом? На красном? Такой, как на костюмах танцовщиц, исполняющих фламенко?

Ну а если вы скажете, что вам и без горошка вполне хорошо, то на это можно ответить – а с горошком будет лучше. Знаете почему? Потому что он улучшает настроение. Сами посудите – как можно грустить, если на вас веселый горошек?

Кажется, что они не просто разбросаны по ткани, а радостно скачут по ней, эти аккуратные круглые горошинки, тем самым ненавязчиво напоминая, что недаром английское название этого узора, «polka dot», связано с веселым танцем «полька».

Да, ткань в горошек многие воспринимают как слишком по-детски наивную или же слишком «в стиле ретро». Но, во-первых, ничего плохого ни в том, ни в другом нет, а во-вторых, все гораздо сложнее… И интереснее.

Да и сам горошек отнюдь не так прост.

Прошли те времена, когда он просто, без особых изысков, покрывал пышные юбки и платья, купальники и платки, шарфы и галстуки. Теперь в одном наряде могут сочетаться горошек крупный и мелкий, на плотной ткани и прозрачной; он коварно, подобно горошку душистому и вьющемуся, может проникнуть в самые неожиданные места, в том числе и в зимнюю одежду.

А на модных сейчас силуэтах даже сам «старый добрый» горох тоже будет смотреться весьма современно. Впрочем, он еще довольно молод! Мода на горошек, с одной стороны, возникла куда раньше, чем нам кажется (например, середина XX века, когда этот узор пользовался огромной популярностью), с другой – и не так давно.

Это сейчас он кажется нам радостным и энергичным, а некогда пятнышки в западной культуре ассоциировались с вещами неприятными – пятна на коже от болезней, брызги крови и тому подобное.

Но шли годы, и вот уже дамы добровольно стали украшать лица темными пятнышками, искусственными родинками, так называемыми «мушками», которые были призваны оттенить белизну кожи. А оттуда, как оказалось, было уже и рукой подать до пятнышек на ткани. Так узор «горошек» начал свой путь в моде, пусть этот путь оказался и не более легким, чем у узора «полоска», тоже поначалу ни с чем хорошим не ассоциировавшимся.

В конце XVIII века на смену стилю рококо приходит ампир, кажущийся по сравнению со своим предшественником куда более воздушным и легким.

Светлые тонкие материи, мелкий изящный рисунок – теперь, в эпоху, когда ткани делаются с помощью машин, стало куда проще равномерно распределить рисунок по их поверхности.

Хотя поначалу и без машин могли обойтись.

В середине XVIII века в Швейцарии начали делать материю, название которой так и можно перевести – «швейцарский горошек». Поначалу это был тончайший, полупрозрачный батист в очень мелкую крапинку, и когда в моду вошли платья с завышенной талией, непременно светлые и легкие, та ткань подошла для них как нельзя лучше. С годами «швейцарский горошек» будет меняться, и горошинки могут быть вышитыми, вытканными, сделанными с помощью ворсопечати, одноцветными, разноцветными, словом, разными (так, что ткань можно даже датировать, опираясь на узор!), но общий принцип – тонкая светлая ткань и мелкий горошек – останутся теми же.

И вот одна из героинь Джейн Остен «не засыпала целых десять минут, не зная, какому платью отдать предпочтение – вышитому или в крапинку».

Этот рисунок одобрили и мужчины – даже сам Джордж Браммел, знаменитый денди, задававший тон в мужской моде в первой трети XIX века, нашел горошек достаточно изысканным для того, чтобы включить его в свой гардероб, и носил соответствующие галстуки. Так что герой одного дамского романа, описывающего ту эпоху, будучи франтом, ему явно подражает: «А вокруг шеи был потрясающий галстук из белого муслина в черный горошек». Заметим, что такая расцветка мужских галстуков и поныне является классической – привет «красавчику Браммелу»! Да и другой британский джентльмен, Уинстон Черчилль, тоже будет к ним благосклонен.

Ну а в середине XIX века внезапно слились сразу два мотива, в музыке и в узорах. В 1840-х годах началось и несколько десятилетий продолжалось бурное увлечение полькой. Этот танец беззаботно проскакал, немного изменившись по дороге, из деревни в город, прямо в бальные залы. А те, в ком сильна была деловая жилка, умело извлекали выгоду, подсовывая публике что угодно, главное, названное в честь новомодного увлечения – от аксессуаров до лакомств. Шляпка-полька, пудинг-полька, и вот, наконец, «точка-полька» – так на английском стали называть расцветку «в горошек».

Когда точно возникло подобное название, неизвестно. Одни говорят, что «polka dots» впервые были упомянуты в самом популярном дамском модном журнале «Godey’s Lady’s Book» в 1873 году – речь там шла о старомодном узоре в виде белого горошка, который всегда выглядит мило и аккуратно (там же указывалось, что пятнышки могут быть разного размера, от горошинки до целого дюйма в диаметре).

Другие указывают на «Нью-Йорк Таймс» от 21 сентября 1866, где упоминалась отделка с белыми или черными горошинками.

Как бы там ни было, термин устоялся. Ну а самому горошку, надо полагать, все равно, как его называют!

Платья и юбки, их отделка, даже купальные костюмы – он пробрался всюду. И если теперь нам обычно советуют надевать не более одной вещи с этим узором, то в 1884 году журнал «Harper’s Bazar» предлагал наряд для купания (а они тогда были основательны, закрывая женщину с ног до головы), в котором и сам костюм, и пояс, и шляпка, и даже отделка на панталонах были в горошек!

Да, горошек был не только очарователен, но и нахален…

И разноцветен.

Так, ткань с расцветкой в виде алого мелкого горошка на зеленом фоне получила название «Долли Варден», в честь кокетливой, очаровательной и цветущей юной девицы из романа Диккенса «Барнеби Радж» (ах, умели когда-то давать названия с выдумкой!); а в одном из романов о жизни в английской провинции некая леди едва не делает дерзкий выбор: «И она наклонилась над сиреневым шелком в желтый горошек, а я пододвинула к ней штуку спокойного желтовато-зеленого цвета, который несколько терялся среди этой яркой пестроты».

Горошек оставался в моде почти до конца века, а потом исчез, чтобы вернуться несколько десятилетий спустя, в конце 1920-х. Светлый или белый на темном или ярком фоне или наоборот, темный на светлом, горошек вновь стал популярен. Например, в мае 1929 года модницам предлагали белый костюм, в котором галстучек, юбка и отвороты жакета были в темно-синий горошек.

Фильм «Stand Up and Cheer!» не был первым в карьере маленькой Ширли Темпл, но именно с него начался ее путь к славе кинозвезды.

И тогда, в 1934 году, шестилетняя Ширли появилась на экране в пышнейшем платьице, белом в красный горох, хорошенькая, как куколка. Именно как куколка – ее образ в этом фильме стал настолько популярен, что начали выпускать соответствующих кукол.

Да и тысячи девочек по всей стране мечтали о таком платье.

Кстати, еще в 1928 появился персонаж, который охотно красовался в горошке. И это… Минни-Маус!

Говорят, Уолт Дисней долго раздумывал над тем, во что бы нарядить подругу Микки-Мауса, ведь, например, ткань в клетку рисовать в большом количестве кадров было бы довольно сложно. И тут капля чернил сорвалась с пера и упала на бумагу. Вот так и появилась знаменитая красная юбочка в белый горошек.

Впрочем, горошек с удовольствием носили и взрослые – так, говорят, именно такую ткань зачастую выбирала для своих нарядов первая леди Америки Элеонора Рузвельт.

Горошек стал настолько популярен, что в 1936 году одна дама, дизайнер обуви, подала на другого дизайнера в суд за то, что тот воспользовался узорами в виде горошка (и в виде маргариток), которые она сочла слишком похожими на свои.

Дело она проиграла – ну как запатентуешь горошек?..

В 1940-х ткани с этим узором были уже не столько модными, сколько прочно в этой моде осевшими. Постепенно горошек становится классикой. Как тогда писали, «он хорош издали и вблизи, он подходит любому типу фигуры», «его могут носить все и почти в любой ситуации».

А вот в 1950-ые горошек вновь в моде, причем настолько, что и много лет спустя будет ассоциироваться прежде всего с этим десятилетием. Его носили все, от кинозвезды до домохозяек, он был везде – от купальников до шляп.

Он проник в высокую моду, и великие кутюрье, такие, как Кристиан Диор или Жак Фат, создавали из ткани с этой расцветкой роскошные бальные и вечерние наряды.

Он был полон веселого задора, беззаботности и оптимизма.

И это ощущение плавно перетекло в 1960-е. Горох в костюмах от молодых Руди Гернрайха и Мэри Квант (да-да, той самой, что считается создательницей мини-юбки) ярок, энергичен и смел. Он уж не напоминает милый горошек предыдущих десятилетий, но ведь недаром шестидесятые годы называют «новаторскими»!

А в последующие десятилетия мода начинает в очередной раз оглядываться назад и обнаруживает там помимо прочего все тот же горошек.

Кто только к нему не обращался… Ив Сен-Лоран, Вивьен Вествуд, Каролина Эррера и многие другие. Ведь ткань в горошек так обманчиво проста, что так и тянет сыграть с ней в какую-нибудь очередную модную игру – а вдруг сыграешь и обыграешь так, как никто до тебя?

К нему так и тянет вернуться. Кто-то ищет в горошке прелесть прошлого, а кто-то пытается добиться от него настоящего и даже будущего. Что вы выберете?

Крупный или мелкий? На шарфе или на платье? А если на платье, то каком? Кстати, помните платье, с помощью которого героиня Джулии Робертс в фильме «Красотка» превращается в респектабельную леди? Оно в горошек. Белый на черном? Черный на белом? На красном? Такой, как на костюмах танцовщиц, исполняющих фламенко?

Ну а если вы скажете, что вам и без горошка вполне хорошо, то на это можно ответить – а с горошком будет лучше. Знаете почему? Потому что он улучшает настроение. Сами посудите – как можно грустить, если на вас веселый горошек?

Добавить комментарий