Пересадка органов: проблемы и перспективы

Вот уже несколько десятилетий тема пересадки органов является одной из самых топовых в сводках новостей. Правда, сами операции стали почти рутинными – куда больший интерес вызывает сопутствующая «кухня». Вроде мрачных сторон «черной трансплантологии» или дискуссии о введении «презумпции согласия» на пересадку органов человека после его смерти.

Переливание крови – самая распространенная трансплантация

Самым частым случаем трансплантации, без сомнения, является… переливание крови! Да-да, это тоже ткань организма – пусть и жидкая. И пусть донорскую кровь вводят в организм пациентов не только хирурги, но все равно, это строго врачебная манипуляция, по крайней мере, в форме многоступенчатых и дублирующих друг друга проверок ее совместимости для больного.

Кстати, этот вид трансплантации донорской ткани появился раньше всего – после открытия в начале 20 века проф. Ландштейнером групп крови. До этого все попытки спасать жизнь больных и раненых при кровопотере без учета этих факторов напоминали «русскую рулетку». Ежегодно в мире делается до 90 млн переливаний крови. В украинской службе по заготовке этой драгоценной жидкости работает 10 тыс человек, донорами становятся около 750 тысяч людей, переливаний делается чуть меньше миллиона.

Увы, вместе с перелитой кровью, несмотря на все анализы доноров, нередко происходит и заражение различными инфекциями. Вроде гепатита В или С и даже ВИЧ. Так что в последние десятилетия от переливаний «направо и налево» врачи переходят к более жесткому выбору показаний для этой операции. Заодно чаще используется не цельная кровь, а ее отдельные компоненты  — плазма, лейкоцитарная, эритроцитарная и тромбоцитарная масса.

Кожу пересадить легко – приживить труднее

Еще одна ткань, которую медики научились пересаживать – кожа. Увы, несмотря на относительную чисто техническую легкость такой операции, она используется не слишком широко. Причина, опять же, в отторжении иммунитетом чужеродных клеток и необходимости его подавлять. Между тем, когда у больного обожжен значительный процент поверхности тела, ожог и так становится «воротами инфекции». И снижение иммунитета на таком фоне похоже на самоубийство.

Итог – в украинских условиях подавляющее большинство больных с тяжелыми ожогами обречены. Доказательством чего являются, например, недавние резонансные случаи с сожженной пьяными извергами Оксаной Макар и харьковчанкой Юлией Ирдыненко. Правда, девочка-героиня Настя Овчар, которую вовремя направили на лечение в США, сумела-таки выжить с не менее значительной поверхностью обожженной кожи.

Значительно большим успехом пользуется «аутотрансплантация» — пересадка собственной кожи. Когда, например, она берется где-нибудь с ягодицы, чтобы закрыть поражение лица. Тем более, что можно взять относительно маленький кусочек, обработать его перфоратором, после чего он растянется, как рыбачья сетка – и поможет дефекту зажить без образования уродующего рубца.

Впрочем, вышеупомянутые пересадки как-то даже таковыми в широкой аудитории и не считаются. Куда больший интерес вызывает трансплантация внутренних органов.

Почки — наиболее часто пересаживаемый орган

На первом месте среди общего числа пересадок органов (около 50 тысяч в год) находятся почки – больше 26 тысяч операций ежегодно. Средняя продолжительность жизни после них – 10-15 лет, причем с почкой, взятой у трупа, а не живого донора, этот показатель заметно меньше. Показания – развитие хронической почечной недостаточности 4-й степени, могущей стать итогом целого ряда заболеваний: туберкулеза, амилоидоза, системных заболеваний соединительной ткани (особенно – системной красной волчанки), сахарного диабета, гипертонии.

Дополнительным фактором, стимулирующим пересадку именно этого органа, является то, что почек у человека – две. То есть, одну можно отдать практически без особого вреда для здоровья – то ли родственнику, то ли (неофициально, конечно) за деньги «богатенькому Буратино». В Юго-Восточной Азии, например, «гонорар» донору начинается всего от 500 долларов, в Молдове и Украине он чуть больше — до 10 тысяч. Потребителям же этот орган обходится в сумму, начиная тысяч этак с 80-ти. Неплохая «рентабельность» для целой когорты «черных трансплантологов».

На Украине в позапрошлом году было сделано 112 пересадок почек – при минимум 4 тысячах нуждающихся. Впрочем, желающие (и имеющие возможность) всегда могут попробовать поискать счастья за рубежом. Даже в соседней Беларуси, где благодаря «презумции согласия» на взятие органов у людей с умершим мозгом, донорских органов побольше, чем у нас. А операции делаются своим гражданам бесплатно (реально – а не только по Конституции). Правда, иностранцам то же будет стоить от 40 тысяч долларов.

Печень можно пересаживать по частям

На втором месте находится пересадка печени – 10 тысяч операций в год во всем мире. В Украине – аж 14 за 2011 год при нужде раз в сто большей. Нужда эта, кстати, будет побольше, чем при почечной патологии. На «гемодиализе», искусственной почке, больной может худо-бедно прожить несколько лет, дожидаясь операции. Столь же эффективной «искусственной печени» пока не изобрели – существующие образцы больше характеризуются словом «эрзац».

Между тем, при печеночной недостаточности происходит отравление организма токсическими продуктами, образующимися при преобразовании съеденной пищи. Когда этот орган не справляется со своими функциями (при циррозе, раке, некоторых других поражениях), наступает печеночная кома, патологический сон, пробуждения при котором практически не бывает…

Продолжительность жизни после такой операции, пожалуй, одна из самых больших – до 25 лет. Но именно с трансплантацией печени наблюдается довольно странная ситуация. Дело в том, что этот орган не обязательно должен быть пересажен целиком. В принципе, достаточно всего 15% его ткани, чтобы из него выросла полноценная часть организма. Можно понять американцев с их «презумпцией согласия» на пересадку – нужды в печени, взятой не от трупов, у них нет, а упомянутая «частичная» (или «сплит») трансплантация занимает всего 6% в общем ее количестве.

Но что мешает украинским докторам внедрить более широко пересадку части этого органа от живых доноров, хотя бы от родственников, что разрешено законом – тайна сия велика есть. Или же в обществе просто находится немало охотников порассуждать о «благородстве» разрешения других «разобрать себя на запчасти» после смерти (в этом случае могущей стать не всегда естественной), но куда меньше желающих самому проявить благородное самопожертвование хотя бы ради самых близких для тебя людей? Согласившись на серьезную, но, в общем, неопасную для жизни операцию.

С пересаженным сердцем живут до 24 лет

После печени, опять же, с большим отрывом, следуют пересадки сердца. Ежегодно в мире их делается около 4,5 тысяч. В Украине за последние годы их число измеряется единицами. Число нуждающихся – пару тысяч человек.

Показания – заболевания с прогрессирующей сердечной недостаточностью: миокардиты, миопатии, обширные инфаркты, наконец. Понятно, что «частично» этот единственный орган пересадить нельзя  — необходим мертвый донор. На сегодняшний день максимальная продолжительность жизни человека с пересаженным «мотором» составила 24 года – выживаемость в течение первого года после операции около 85%. То, что между этими цифрами, – дело искусства врачей, провидения и просто удачи.

Пересадка отдельных органов – когда овчинка не стоит выделки

Пересадок легких в мире ежегодно делается полторы тысячи, в Украине – ни одной. Можно заметить, что эта операция так и осталась довольно заметной экзотикой – больных с «эмфиземой» легких после многолетней бронхиальной астмы и хронического бронхита, неоперабельным раком, другими тяжелыми заболеваниями на несколько порядков больше.

Поджелудочную железу ежегодно пересаживают в мире около тысячи больным. В Украине, как и в прежнем примере, по нулям. Правда, причина здесь, все же, не в доровизне процедуры и не в недостатке доноров, хотя это тоже имеет место. Просто функцию поджелудочной железы достаточно сносно можно заменить таблетками с пищеварительными ферментами и инъекциями инсулина. Что выйдет, опять же, на порядки дешевле и не будет требовать от врачей «давить» иммунитет реципиента убийственными дозами иммуносупрессоров. А, значит, «овчинка не стоит выделки».

Вообще, пересаживать можно почти все. Кроме, конечно, головного и спинного мозга. Они не переживают такого издевательства над собой в духе фантастического романа Беляева «Голова профессора Доуэля», просто отказываясь проводить нервные импульсы через зону разреза.

Но много ли толку будет от приживления человеку, скажем, чужой ноги, если и в приживленной стараниями микрохирургов отрезанной «циркуляркой» ноге своей можно восстановить кровообращение, но далеко не всегда нервные стволы. А без этого гораздо проще поставить обычный протез – он будет так же ничего не чувствовать, как и псевдо-«живая» нога, но зато хоть иммунодепрессанты принимать не придется. То же самое касается и глаз.

Трансплантология – панацея или раздутая сенсация?

Вообще, ажиотаж вокруг трансплантологии не всегда оправдан. Например, можно встретить рассуждения об «экономичности» пересадки почек. Дескать, в Украине она будет стоить «всего» около 4 тысяч долларов. Ну да – если не считать того, что, кроме кассы, попадет в карманы эскулапов, если у нас даже «бесплатный» аппендицит может обойтись в тысячу долларов.

Только ведь после операции больной должен пожизненно принимать иммунодепрессивные препараты, а это где-то под 200 тысяч гривен в год. Между тем, на гемодиализ для одного пациента на тот же год выделяется от 50 до 120 тысяч гривен. Да, искусственная почка – не чета настоящей, но после пересадок последней далеко не все больные доживают хотя бы до 10-летнего рубежа. А их угнетенный иммунитет пропускает в организм самые безобидные в обычных условиях инфекции – как это происходит при том же СПИДе.

Так что, хотя вокруг трансплантологии СМИ и раздут ореол всемогущества и перспективности, на самом деле, сфера ее применения, похоже, будет неуклонно снижаться. В пользу технологий со стволовыми клетками, искусственными органами – но, главным образом, с методиками, способными предотвратить развитие болезней до такого состояния, что орган проще не вылечить, а заменить.

Ну а лучшая возможность избежать очереди на пересадку того или иного органа – просто беречь здоровье и вовремя начинать лечение надо на самых ранних стадиях любого заболевания.  

Добавить комментарий