Е.Коротышкин: У российских пловцов есть возможность поторговать лицом

Арам Тер-Газарян

Серебряный призер Олимпиады-2012 в Лондоне, пловец Евгений Коротышкин рассказал «РБК-Спорт», по какой причине ему не удалось занять призовые места на чемпионате мира в Барселоне и сколько зарабатывают лучшие спортсмены страны.

– На прошедшем чемпионате мира в Барселоне вам не досталось ни одной медали, тем не менее, вы говорите, что соревнования оставили приятное впечатление?

– Чемпионат действительно был интересным – несколько рекордов мира, борьба на очень высоком уровне. И те спортсмены, которые не попали в форму на Олимпиаде в Лондоне, в этом году сделали всё, чтобы реализоваться. Интересно было наблюдать даже с позиции зрителя, потому что те, кто брал медали в Лондоне, в этом оду выступают не так сильно.

– С чем это может быть связано?

– После олимпийской гонки часто бывает, что победители не так сильно упираются на тренировках и готовятся к чемпионату мира не так активно. Те же, кто озлобился из-за того, что остался без медалей на Олимпиаде, хочет все-таки реализоваться и улучшить свои результаты.

– У вас, видимо, все произошло по первому сценарию?

– У меня этот год вообще сложился немного не по плану – были травмы, с плечом возникли проблемы, приходилось залечивать. Честно говоря, даже не был уверен, что отберусь на чемпионат мира. В итоге же выступал хорошо, показывал такие результаты, которые год назад не мог представить, что проплыву. Полуфиналы были очень хорошими. Но я поплатился за эти «быстрые секунды» и не получил медаль. А можно было изначально не так рисковать и оставить сил на финал. Думаю, это моя тактическая ошибка.

– А что по этому поводу говорит тренер?

– Тренер со мной полностью согласен. И тоже говорит, что результаты очень сильные, жаль только, что нет медалей. А в целом, мои результаты потихонечку улучшаются.

– А что произошло с командой? Неожиданно высокие результаты, причем от самых юных спортсменов, удивили многих.

– Лучше на эту тему разговаривать с тренерами команды. У них новая система подготовки, к которой я никакого отношения не имею, кроме как мотивируя людей на результат.

Думаю, что у молодых появилось желание бороться выступать на одном уровне с мировыми лидерами. Видно, что они стараются. В то время, когда я выступал «по юношам» и переходил во взрослое плавание, многие сверстники, получая какие-то блага и привилегии, спились, на все деньги покупали квартиры и машины, а большинство уходило в загул, считая, что достигли всего, чего хотели. Сейчас я вижу, что самые молодые хотят быть олимпийскими чемпионами, а не просто чемпионами или призерами Европы. Рвутся туда, куда надо.

– На них так подействовали нравоучения тренерского штаба?

– Конечно, и государство помогло, установив призовые, призвав спонсоров и создав фонды. Люди поняли, что можно заработать деньги и получить действительно серьезные блага за свой труд. Ну, а мы – те, кто взрослее – пытаемся пропагандировать этот вид спорта, как самый безопасный и наименее травматичный.

– Вы говорите о фондах и спонсорах – на что живут спортсмены?

– Все принадлежат обществам, где получают ставку от 15-20 тысяч рублей. Это минимум, на который живет рядовой спортсмен. Попадая в сборную команду, он получает дополнительную надбавку, которая зависит от рейтингового места в мире. Если есть медали, то к ней добавляется президентская стипендия. Если я не ошибаюсь, около 30 тысяч рублей. Ну и призовые за медали. За золото чемпионата мира, например, это 10 тысяч долларов, за серебро – 5 тысяч, за бронзу – 3 тысячи.

Если занимаешь высокие места, то можно подписать контракт с рекламодателями. Но это работает только в том случае, если федерация не имеет своего спонсора, в форме которого ты выходишь на старт. Если не согласен, то можно вообще выпасть из сборной. Еще в течение всего сезона постоянно проходят коммерческие старты, на которых тоже можно зарабатывать деньги: от 5 тысяч до 10 тысяч евро. Все зависит от того, насколько хорошо ты выступаешь. В общем, есть возможность приехать и поторговать лицом. Так потихонечку накапливается приличная сумма – сейчас спортсмены это понимают. И уже нет таких дурачков, которые, выступая на международных соревнованиях, заливают за воротник, как периодически было раньше.

– Почему вы решили тренироваться в Италии?

– Я – москвич и, чтобы тренироваться в СК «Олимпийский», мне нужно тратить на дорогу полтора, иногда – два часа. В метро я спускаться не могу, потому что после нагрузки очень легко подхватить любую инфекцию – никакой профилактики не хватит, и время, которое я должен тратить на восстановление, придется тратить на лечение. Поэтому, когда я получил приглашение в Италию, не задумываясь махнул туда. Плюс – там просто комфортно.

– Ходят слухи о том, что вы задумались о тренерской карьере?

– Нет, тренерскую карьеру я не буду начинать. Как таковая она мне неинтересна. Мне нравится управление проектами, командами. Поэтому после того, как закончу выступать, пойду в этом направлении.

– Некоторые члены российской сборной заявили, что перед чемпионатом много сил у них отняла Универсиада, поэтому они не смогли выступить лучше.

– На самом деле сейчас никто никого заставить не может. Спортсмены совершенно осознанно уехали на соревнования в Казань. Мотивация понятна – соревнования дома, уровень невысокий настолько, что они не могли проиграть. Но выступать, затрачивая такие колоссальные ресурсы, мне кажется, было неправильно. Можно было потратить 85-90% своих сил, а полную мобилизацию включить на чемпионате мира. Видимо, это и сыграло с ними злую шутку.

Добавить комментарий