Капитан белорусской женской сборной «Что? Где? Когда?»: Бывало, после проигрышей в гримерке ругань стояла похлеще, чем в порту

Белорусская телевизионная версия игры «Что? Где? Когда?» стартовала в 2009 году, и одной из самых ярких, необычных и при этом отлично справляющихся с вопросами телезрителей команд сразу же стала женская сборная под началом Алены Повышевой.

На сегодняшний день команда занимает вторую строчку из шести в белорусском рейтинге ЧГК, а также является обладателем одной большой и двух малых хрустальных сов (причем одна из малых – лично Аленина).

Каково это: быть одновременно умной и красивой; кого из игроков «Что? Где? Когда?» считает самым сексуальным капитан белорусской женской сборной; в каких частях тела у знаменитой интеллектуалки есть пирсинг и кого девушки-знатоки на удачу щиплют повыше бедра перед каждой игрой – об этом и многом другом в интервью с Аленой.

– Алена, с чего началось ваше увлечение играми «Что? Где? Когда?», и как получилось так, что вы попали «в телевизор»?

– Увлечение играми началось совершенно случайно, за компанию с одноклассниками. И продолжилось благодаря тому, что компания была приятная – в «Что? Где? Когда?» вообще играют преимущественно интересные люди. А в белорусскую телеверсию игры попала так же, как и все игроки «первого набора»: узнала про отбор (приглашали всех желающих) и сходила попробовать свои силы. Почему взяли именно меня – вопрос к редакторам. Видимо, рассмотрели во мне что-то, полезное для команды.

– Чисто женских команд среди знатоков не так много, и в белорусском клубе ваша – единственная. Не воспринимали ли поначалу такое «девичье царство» как нонсенс?

– Воспринимали, причем начиная с отбора. Редакторы упорно пробовали трех мальчиков, включая, кстати, Андрея Супрановича, на роль капитана, но никто из них не справился. Когда пять женщин начинают оживленно говорить одновременно – вообще сложно сохранять самообладание. У мальчиков не получилось, и их сложно в этом винить. Пришлось идти на риск и создавать полностью женскую команду. А опыт показывал, что подобные проекты существовали крайне недолго. Но если сначала и у нас самих были сомнения насчет жизнеспособности такого состава, то на текущий момент мы с девочками сами себе уже все доказали.

– Вы играли и с мужчинами, и с женщинами. Скажите, если сравнивать, есть какие-то отличия?

– Было бы странно утверждать, что мальчики и девочки ничем не отличаются, так почему они должны становиться одинаковыми за игровым столом? Среди знатоков распространено утверждение о том, что в команде, мол, нет парней и девушек, есть только игроки. Как капитан я совершенно не согласна – было бы глупо сбрасывать со счетов разницу в мышлении, в восприятии, в реакции на стресс и еще тысячу моментов, которыми девочки психологически отличаются от мальчиков. В чем-то с мальчиками проще, в чем-то, напротив, – с девочками. По моему опыту, парни стабильнее эмоционально, но зато девочки тоньше чувствуют. Пресловутая женская интуиция тут реально работает! Опять же статистически у мальчиков обширнее познания, зато девочки больше склонны к «творчеству» и «озарениям» в процессе обсуждения.

– Среди знатоков встречаются люди совершенно разных профессий. Расскажите о вашем основном роде деятельности, и кто по профессии другие девушки из вашей команды?

– Мой основной вид деятельности – дизайн в достаточно широком смысле слова. Я занимаюсь брендингом, айдентикой, в настоящее время работаю в фэшн-индустрии – стараюсь делать магазины своей сети еще более привлекательными.

Лена Шибут работает копирайтером, Маша Орановская – руководитель рекламной службы, Даша Шевцова – маркетолог, Саша Татаринова – юрист, Надя Лейчинская – инженер, наш бывший игрок Вера Артамонова – программист. «Женская логика» с таким набором профессий в глаза не бросается даже при большом желании.

– А какие у самых эрудированных девушек страны увлечения помимо ЧГК? Слышала, вы занимались боксом и можете отправить противника в нокаут не только интеллектуально, но и физически?

– Увлечения такие же, как и у прочих девушек страны: кто вышивает, кто готовит, кто фотографирует или рисует…

Я, пока жила в Минске (после замужества Алена переехала в Санкт-Петербург.Прим. авт.), действительно занималась боксом. Правда, не слишком долго и на любительском уровне. Насчет нокаута – не знаю, но «двоечку прописать» могу!

Сейчас моими главными увлечениями стали работа и семья. Но активный отдых я не разлюбила – летом езжу на работу на велосипеде, катаюсь на вейкборде понемногу, мы с мужем регулярно посещаем разные веломероприятия, зимой катаемся на сноубордах.

– Правда ли, что мужчины не любят слишком умных женщин? Ощутили ли вы это на собственном опыте?

– Слишком умных, может, и не любят – не знаю, потому что не считаю себя слишком умной. Возможно, поэтому и не ощутила – проблемы с противоположным полом у меня были разве что в подростковом возрасте, и уж точно не от чрезмерного ума, скорее от застенчивости.

А если серьезно, мне кажется, слишком умных людей вообще мало кто любит. Вы знаете друзей Перельмана, например?.. Я (к счастью или к сожалению) – не Перельман.

– А часто ли в жизни приходится притворяться глупее, чем вы есть на самом деле?

– Я бы назвала это чем-нибудь вроде «невыпячивания ума», и мне кажется, что любой неглупый человек этим занимается в том или ином виде. И дело даже не в притворстве или какой-то личной выгоде, а в элементарной интеллигентности. Хотя как женщине мне иногда приходится «включать дурочку», потому что бывает, что проще и объективно лучше похлопать глазами и сказать, что ты ничего не знаешь, ничего не можешь и вообще оно само сломалось, чем пытаться разговаривать с мужчинами на их языке. Ну и, конечно, во всяких, магазинах с запчастями, например, я люблю слова вроде «штучечка» и «пимпочка», потому что мальчики чувствуют себя рыцарями, спасающими несчастную, ничего не соображающую принцессу. Но это все не имеет отношения к уму и глупости, по-моему, это все небольшие социальные игры.

– Есть ли у вас кумиры среди знатоков? Кого из нынешней интеллектуальной элиты ЧГК (не только в Беларуси) вы считаете самым сексуальным мужчиной?

– Когда я только начинала смотреть ЧГК, мне жутко нравился Ровшан Аскеров, хотя плакатов с автографами на стенах не было, так что кумиром моим его назвать сложно. Из нынешних интеллектуалов самым сексуальным мужчиной я могу назвать только своего мужа Юрия Филиппова, иначе я не вышла бы за него. Ну а те, кого принято называть интеллектуальной элитой, меня в этом смысле не привлекают.

– Получается: знаток знатока видит издалека? Это вы благодаря ЧГК познакомились со своим мужем?

– Мой муж играет в Украинском телевизионном клубе «Что? Где? Когда?» в команде Вячеслава Лисицына, а в спортивной версии – в команде «Юма» вместе с Михаилом Скипским и Сергеем Виватенко. Познакомились мы в незапамятные времена на тренировке у Скипского, на которую приехали в гости независимо друг от друга. Мы с Юрой много лет дружили, а потом как-то так вышло…

Несколько раз нам приходилось быть соперниками в интеллектуальных играх, и самым запомнившимся моментом стало соперничество на чемпионате мира по «Брэйн-рингу» в Минске, которое закончилось дисквалификацией обеих команд!..

Вместе мы с Юрой не тренируемся, а вот в игру «Что? Где? Когда?» на телефоне – да, играем часто.

– Всем известно, что в телевизионных играх существует определенный дресс-код: черные наряды, украшения, вечерние прически, элегантность во всем… Вам кто-то продумывает образы, выдают одежду или все сами?

– В одежде – все сами: и придумать, и найти, и совместить. Хотя за советом можно всегда обратиться к костюмеру, она может что-то подсказать или предложить. Прическами и макияжем занимаются гримеры.

– А в обычной жизни ваш стиль в одежде соответствует или, скорее, противоречит стереотипному представлению о типичном для интеллектуалки внешнем виде?

– В обычной жизни я и одеваюсь, как правило, обычно, хотя работа в фэшн-индустрии потихоньку влияет на мое сознание, и теперь своему гардеробу я уделяю куда больше внимания, чем раньше. Но стиль по-прежнему – casual, повседневный. Естественно, на шпильках и в вечернем платье я по городу я не хожу.

В юности я увлекалась пирсингом – у меня в сумме было где-то 8-10 дырок в языке и ушах, и многое осталось до сих пор. Были и белые длинные дреды, с которыми я ходила несколько месяцев, пока они не отросли и не стали отваливаться… И тоннели в ушах были лет с восемнадцати, но они были меньше сантиметра в диаметре, так что, когда я от них отказалась со временем, стянулись сами.

Я бы не сказала, что все это было для привлечения внимания к моей персоне, – это были, скорее, попытки самовыражения, какие-то творческие поиски. Я же училась на дизайнера, плюс становление личности, все такое… Все, мне кажется, через это проходят.

– Вы, я смотрю, и сейчас верны себе: вот и на собственной свадьбе были не на каблуках, а в кедах!

– Ну, свадьба в кедах – это просто дело вкуса. Мне, например, не хотелось быть «тортом» на шпильках и мучиться в лучший день своей жизни вместо того, чтобы получать удовольствие!

– Насколько эмоционально вы сами и ваша команда реагируете на победы и проигрыши?

– Победа (как и проигрыш) победе рознь. Бывают неинтересные победы и не слишком обидные поражения, бывает и наоборот. В случае «наоборот» команда реагирует эмоционально, конечно. И мужская, кстати, тоже – это особенность игры, а не пола: ты все пропускаешь через себя. Девушки, поверьте, могут не только всплакнуть. Бывало, у нас после проигрышей в гримерке и ругань стояла похлеще, чем в порту, и чуть ли не стулья летали. Да и мальчики могут не только кулаком в стену – иногда и их приходится утешать. Тут раз на раз не приходится. Но, как правило, да: мальчики держатся, девочки рыдают.

– Есть ли в ЧГК особые приметы, ритуалы, традиции, о которых не знают широкие массы?

– Вообще есть, конечно. Про чужие рассказывать не могу, а про наш, мне кажется, и так все знают: перед игрой мы, стоя у гонга, по очереди щиплем Машу Орановскую… эмм… чуть повыше бедра.Откуда взялась эта традиция, – хоть убейте, не помню. А Маше деваться некуда, других ритуалов у нас пока не появилось!

– Вопросы какого плана ваша команда любит больше всего? А какие, наоборот, терпеть не можете?

– Мы любим вопросы вроде «зачем нужна эта штука», всевозможные вопросы на воображение и на «придумать». Не любим – про крестьянские обычаи, беременность, роды и воспитание детей. А больше всего не любим вопросы про крестьянские обычаи, связанные с беременностью, родами и воспитанием детей. Именно поэтому, подозреваю, они нам регулярно выпадают.

– Как вы и ваши коллеги по зеркальному столу поддерживаете себя в нужной интеллектуальной форме (читаете что-то специальное, тренируетесь)? Есть ли у каждой из девушек своя, самая сильная область знаний, что-то вроде по специализации по тем или иным вопросам?

–Я лично почти ничего не читаю специально, чтобы это как-то помогало в игре. Если только это интересно читать в принципе. Но такого, чтобы читать по двадцать страниц Википедии, например, в день, у меня нет. Хотя я знаю людей, которые подобные методы практикуют.

Разделение по «специализациям», конечно, присутствует: у всех свои увлечения, образование, кому-то ближе та или иная сфера. Я, например, довольно много знаю об искусстве, но абсолютно не сильна в технике. Но в идеале всегда должен быть человек, который знает что-то лучше остальных.

– А есть ли у каждой из вас определенная функция в работе команды?

– Функции есть, но они не назначаются, а как-то исторически складываются в процессе игры – кто-то лучше генерирует версии, кто-то критикует, кто-то может «вытянуть» обсуждение в момент, когда у остальных творческий кризис. Причем у нас эти люди постоянно меняются, и тот, кто вчера был «творцом», сегодня может быть «критиком», и наоборот. Что касается тренировок – без них никуда, тренируемся в скайпе, между тренировками поддерживаем связь, каждый день общаемся в интернете. Главное, на мой взгляд, в команде – связь, дружеское плечо, а этого чтением энциклопедий не добьешься.

– Узнают ли вас на улицах, и как повлияла известность и острый ум на вашу жизнь в целом?

– На улицах не узнают, потому что в жизни я выгляжу совершенно иначе, чем за игровым столом. Тем не менее известность имеет свои преимущества – в университете, да и на работе, людям приятно, что среди них есть медийное лицо, и отношение по умолчанию немного лучше, чем если бы ты был просто человеком с улицы. Плюс игра в целом и капитанство в частности учат важным вещам: умению не теряться в коллективе, быстро соображать и находить решения, организовывать людей. Ну а ум в принципе в жизни полезен, безотносительно к «Что? Где? Когда?».

Добавить комментарий